Бунтарский дух Нила Янга. Интервью Камерона Кроу для Rolling Stone, 1975 г. Часть 2.

Ваши родители ведь не были музыкантами...

Мой отец немного играл на укулеле. (Смеется) Так уж получилось. Я чувствовал эту музыку. Я не мог о ней не думать. Внезапно я почувствовал непреодолимое желание играть на гитаре, вот и все. Я начал играть в местных клубах Виннипега, на танцевальных вечерах в школах. Я играл, где только можно было.

С группой?

Да, конечно, я всегда играл с группой. Я попробовал выступать соло только, когда мне исполнилось 18 или 19 лет.

Вы в это время уже писали песни?

Вначале я писал только инструментальную часть. Слова появились намного позднее. Моим кумиром в то время был Хэнк Б. Марвин, гитарист Клиффа Ричарда в группе Shadows. В то время он был кумиром всех гитаристов в Виннипеге. И  Ренди Бекмен, который играл в то время. Он добивался потрясающего звука. Использовал повтор записи.

Когда вы начали петь?

Я помню, что пел мелодии Beatles....Первая песня, которую я спел перед публикой, была "It Won't Be Long", потом "Money (That's What I Want)". Это произошло в школьном кафе. Это было очень важное для меня событие.

Вы выросли в Канаде? Насколько это отличается от США?

Все канадцы хотят попасть в Штаты. По крайней мере, тогда хотели. Я очень хотел выбраться туда, потому что знал, что это – мой единственный шанс быть услышанным. Но въехать в США было невозможно без рабочей визы, а у меня ее не было. Так что в итоге я въехал туда нелегально, и только в 1970 году я получил зеленую карту. Все время, пока я играл в Buffalo Springfield, а также часть времени с Crosby, Stills, Nash and Young, я жил там нелегально. У меня не было документов. Я не мог получить карту, потому что я все время замещал какого-нибудь американского музыканта. Надо быть очень знаменитым и незаменимым, быть значительной личностью. Так что я получил карту только после того, как приобрел такое значение, а это невозможно, пока ты здесь не живешь. Это просто нелепо. Единственный способ попасть сюда – это уже находиться здесь. Здесь можно быть только в том случае, если тебе дали на это добро. Да пошли они! Вроде того: «Давайте бросим ведьму в реку и посмотрим: если она утонула, значит она была не ведьма. Если она выплывет, значит она – ведьма, и ее надо убить». Логика та же. Но в конце концов все устроилось.

Вы в то время знали Джони Митчел?

Я знаю Джони с 18 лет. Я с ней познакомился в одном кафе. Она была красавица – это было мое первое впечатление. Она была тонкая, хрупкая. У нее были очень красиво очерченные скулы. Она всегда носила одежду из легкого ситца или шелка. Помню, я однажды подумал, что если подуть на нее сильно, она, наверно, упадет. Тем не менее, она достаточно крепко держала в руках Martin D18. Какой у нее невероятный талант! Она пишет о своих отношениях и переживаниях намного ярче, чем я. Я пишу намного более завуалировано. Я написал несколько песен, которые настолько же откровенны, как ее произведения. Такие песни, как Pardon My Heart,  Home Fires, Love Art Blues...почти все вещи из цикла Homegrown.  Я их не выпустил, и, вероятно, никогда этого не сделаю. Мне было бы неловко их обнародовать. Все эти вещи чересчур реальные.

Что вы можете сказать о времени, когда вы работали с Buffalo Springfield?

Это было чудесное время. Отличные люди. Все члены этой группы были гениальными музыкантами. Это была великолепная группа. Другой такой не будет. Никогда. Сейчас все разошлись кто куда. Если бы они все снова собрались в одном месте в одно и то же время, я был бы очень рад. Но чего я точно не хочу, так это сколачивать их опять всех вместе. Я бы хотел просто сыграть с ними со всеми, чтобы посмотреть, есть ли еще порох в пороховницах.

Я хочу спросить вас о некоторых мифах, связанных с группой  Springfield. Например история о старом катафалке.

Правда. Мы с Брюсом колесили по Лос-Анджелесу в моем катафалке. Мне очень нравился этот катафалк. В нем могли сидеть обкуренные 6 человек, а снаружи ничего не было видно из-за занавесок. В нем был отличный обогрев. А еще платформа...платформа была вообще супер! Открываешь боковую дверцу, и платформа падает прямо на тротуар. Можете себе представить, как это круто? Приезжаешь на концерт, выкатываешь все свои причиндалы на платформу. Ну так вот, мы с Брюсам колесили по Калифорнии. Это - Земля обетованная. Мы направлялись в Сан Франциско. Случилось так, что Стивен и Ричи Фюрей, которые в это время пытались сколотить группу, тоже там колесили. Мы со Стивеном уже были знакомы, и он помнил, что у меня есть катафалк. Как только он увидел катафалк с номерами Онтарио, он понял что это – я. Они нас остановили. Нам всем показалось само собой разумеющимся, что надо организовать группу. 4 или 5 дней спустя мы пригласили ударником Дьюи Мартина. Это была моя идея. Стивен же настаивал на том, чтобы взять Билли Мандея. Он говорил: «Да, да, да. Дьюи хорош, но Господи, до чего же он болтливый!». Но я оказался прав. Дьюи был классным ударником.

Насколько полезными оказались трения между вами и Стилсом?

По-моему, люди совершенно неправильно воспринимают эти трения. Мы со Стивеном отлично уживались. Люди не понимают, что мы оба можем играть в группе на лидирующей гитаре и не ссориться при этом. Мы оба ценим музыку прежде всего, поэтому каждый из нас старается добиться от другого идеального исполнения. Мы оба непримиримы, но это – неотъемлемая часть наших отношений, и нам обоим это нравится. Это – часть нашей работы. То, что мы были на ножах, принесло нам только пользу. Мы со Стивеном Стилзом сделали несколько невероятно прекрасных работ. Особенно в Спрингфилде. Мы были молоды, полны энергии.

Почему вы ушли из группы?

Я просто не мог этого больше выносить. Мои нервы не выдерживали этой езды. Дело не в том, что я мечтал о сольной карьере. Дело было только в моих нервах. Теперь мне ясно, что все покатилось слишком быстро. У меня голова шла кругом, приезды, отъезды, снова приезды. Я чувствовал, что не должен никого слушаться и никому ничего отвечать. Мне требовалось пространство. Вся проблема была в моей голове. Поэтому я уходил, потом возвращался, потому что наша музыка так хорошо звучала. Меня замучила эта вечная проблема. Я был еще слишком молод, чтобы с ней справиться. Нас обманывали со всех сторон, и казалось, что мы бьемся, бьемся, но никуда не двигаемся. Но все эти люди знали, чего они стоят, и это было очень важно. Это дало нам силы сделать то, что мы сделали. С той силой, с какой мы это сделали. Те немногие, которые были в самом начале.

Последний вопрос по поводу Springfield. Правда ли, что есть несколько невыпущенных альбомов?

У меня все они есть. Я их храню на пленке.

Почему вы на них так долго сидите? Чего вы ждете?

Я жду, когда со мной свяжутся остальные ребята. Может быть, у кого-то еще есть пленки. Не знаю, есть ли какие-нибудь записи у Ричи или Дики Дэвиса (менеджер Springfield). У меня очень хорошие вещи. Отличные песни. My Kind of Love, My Angel, Down to the Wire, Baby Don't Scold Me. Поживем – увидим.

Предлагаем также посетить сайт группы Jefferson Airplane, где вы сможете найти интетесные интервью с участниками группы, а также информацию о самой группе.

 

 
© 2017 Neil Young
Администрация
Полезные ресурсы