Нил Янг: "Если вы заметили, я уже не тот тощий парнишка, каким был в 60-е и 70-е годы."

В одной из своих самых щемящих и любимых слушателями песен, Helpless, вы поете о городе в Северном Онтарио, куда вы неизменно мысленно возвращаетесь в поисках покоя. Я всегда думал, что вы поете о городе, в котором родились?

Вообще-то, это – не столько конкретный город, сколько ощущение. На самом деле, я пою о нескольких городах. Омими в Онтарио – один из них. Там я впервые пошел в школу и начал формироваться, как личность. Родился же я в Торонто. «Я родился в Торонто», - звучит, как первая строка песни Брюса Спрингстина. (Смеется). Хотя Торонто находится всего в 7 милях от Омими.

В росли в музыкальной семье?

Если говорить о моих родителях, то отец был явно более музыкальным, чем мама. Но и мама, и папа слушали старые гениальные музыкальные группы, Лину Хорн, Деллу Рис, Томми Дорси, оркестр Глена Миллера, Кэба Келлоуэя...

Когда вы были подростком, ваш отец, Скот Янг, знаменитый канадский журналист, оставил вашу мать и стал жить с другой женщиной. Вам было 16 лет, когда вы решили бросить школу и стать рок-музыкантом. Ваши родители вас в этом поддержали?

Поскольку отец не жил в это время с нами, он смотрел на это иначе, чем мама. Если бы он мог видеть то, что видела она, он бы понимал, насколько для меня важна музыка, хотя и убеждал бы меня оставаться в школе, как это делала моя мать. Однако, когда семьи распадаются, всегда происходит одно и то же: перспектива меняется. Отец всегда относится отрицательно к тому, что делает мать, особенно, если она потакает ребенку. Не вникая в то, что происходит, он просто говорит, что это – неправильно. Причина такой реакции в том, что у него нет возможности по-настоящему высказать свое мнение. Так что несправедливо было бы говорить, что отец меньше любил музыку, чем мать. Просто она меня больше поддерживала.

Вы начали играть, когда вам было 14 лет. Какая была ваша первая гитара?

Моим первым инструментом была вот эта маленькая пластмассовая укулеле. Потом, насколько я помню, укулеле-баритон, потом я приобрел банджо. Так что у меня было несколько инструментов с разным звучанием, но я на всех играл одинаково. Сначала я играл на лидирующей электрогитаре. Потом начал играть в молодежной рок-группе в местном клубе. Сначала наша группа называлась The Esquires. Потом мы переименовали себя и стали называться The Stardusters. Позднее мы снова переименовались и стали The Squires. Как группа Spinal Tap в начале своей карьеры.

Считается, что Don't Cry No Tears из альбома Zuma – самая первая песня, которую вы написали. Это – правда или только легенда?

Нет. Это – только одна из первых 30 или 40 песен, которые я написал! Да, тогда их было очень много. К сожалению, от большинства из них остались только «отблески», но есть настоящая запись пяти первых песен, и вы их услышите, когда наконец выйдут Архивы. Мне, кстати, очень нравятся эти треки. Я нисколько не стыжусь их, хотя они были написаны, когда я был совсем молодым. Некоторые из них хочется слушать снова и снова, тогда как другие - явно неудачные. По-моему, очень интересно слушать «плохие» работы вперемешку с хорошими....


У вас в группе ведь было несколько серьезных ссор в 70-е годы?

Да, это - правда. У нас были отличные отношения, но в какой-то момент Джек обвинил меня в том, что я халтурю. Это было, в начале 70-х, я думаю, когда мы работали над альбомом Harvest или Goldrush. Не помню точно, когда это было, но такое случилось. Он считал, что я не использую свой потенциал даже тогда, в самом начале. Он был одним из тех, кто видел, какой ерундой я занимаюсь по сравнению с тем, на что способен. Он был одним из моих первых критиков, своего рода – первопроходец в этом отношении.

Прежде, чем начать сотрудничество с Pearl Jam, вы ведь вели серьезные переговоры с Sonic Youth о том, чтобы записывать альбом, который впоследствии был назван Sleeps With Angels.

Sonic Youth? Похоже, что эту историю придумали газеты, и это – неправда. Если бы они захотели, я бы играл с ними. Я бы не упустил такое удовольствие. Sonic Youth – отличная группа. То же касается R.E.M.: я бы с удовольствием поработал с этими ребятами, если бы представился подходящий случай.

Кажется, что альбом Sleeps With Angels навеян Куртом Кобейном и его трагической смертью.

В альбоме Sleeps With Angels очень много намеков и подтекста, связанных с ситуациями, которые там описаны. Очень много печальных сцен.... Я никогда не говорил о том, почему написал этот альбом. И сейчас не хочу этого делать.

Это как-то связано с тем, что смерть Курта Кобейна очень похожа на смерть в 1972 году Дэни Уитена из Crazy Horse? Они были очень похожи друг на друга...

Я просто не хочу об этом говорить. Я так решил. Я принял решение не говорить об этом и не собираюсь его менять.

Давайте тогда не будем говорить о смерти Кобейна. Давайте поговорим о его жизни. Его музыка вас вдохновляла?

Да, он меня очень вдохновлял. Он был такой чудесный. Замечательный. Один из лучших, но дело не только в этом. Лично для меня Курт был лучшим из лучших.

Сейчас самое время плавно перейти к Pearl Jam и Эдди Веддеру. Мне очень интересно узнать, действительно ли вы искренне сочувствуете Веддеру, когда он стонет о бремени славы. Или это часть его работы?

Люди, которые судят Эдди, не вполне ясно представляют ситуацию. Что бы он ни сказал, это записывают а потом цитируют ему. Многих вы знаете людей его возраста, кому приходится сталкиваться с тем же, что ему, просто потому, что он хочет зарабатывать музыкой себе на жизнь и путешествовать при этом? Надеюсь, что он к этому привыкнет. Люди постепенно привыкнут к нему и оставят его в покое.

Мне кажется, что I'm The Ocean – ваша самая откровенно биографическая песня. Эта строка: «люди моего возраста не делают то, что я/Они едут куда-то, а я убегаю с вами». «Вы» - это ваши слушатели, люди, которые слушают вашу музыку. 

(Пауза) Думаю, да. Определенно. Я говорю о людях, которые слушают музыку. Это не значит, что они находятся рядом со мной, но они все-таки слушают. Мы вместе, потому что и я, и они спасаемся при помощи музыки. Как в этой строчке: «Я – наркотик, который навевает мечты». Так я пытаюсь определить власть музыки.

Вам 50 лет. Как вам физически удается делать то, что вы делаете?

Я очень много занимаюсь спортом. Слежу за тем, чтобы быть в форме. Если вы заметили, я уже не тот тощий парнишка, каким был в 60-е и 70-е годы. Я сейчас вешу на 20 кг больше, но на мне нет ни грамма жира, это все – мускулы.

После турне Ragged Glory вы стали страдать от шума в ушах. Вам пришлось прекратить исполнение электрического рока на несколько лет. В каком состоянии ваш слух сейчас, когда вам приходится работать с группой Pearl Jam?

Я написал Harvest Moon, потому что не хотел слышать громкие звуки. У меня все еще есть небольшой шум в ушах, но сейчас, к счастью, это – уже не то, что было в течение года после работы с альбомом Weld. Слышу я не идеально, но терпимо. Я не знаю, что будет дальше, но сейчас я слышу достаточно хорошо, чтобы продолжать делать то, чем я занимаюсь. Я по-прежнему улавливаю множество нюансов. Я фанатично отношусь к тому, чтобы слышать именно нюансы, и эту способность я пока что не утратил, хотя мне приходится иметь дело со всеми этими лишними звуками.

Джони Митчел недавно призналась, что страдает от разрушительных последствий полиомиелита.

У меня это тоже было. Особенно тяжело было в середине 80-х, когда я даже не мог поднять гитару. Мое тело буквально разваливалось на куски. Именно тогда я начал тренироваться. В этом было мое спасение. Я поднимал веса и тренировался, и это полностью изменило мое состояние здоровья.

Давайте вернемся к проекту Archives. Что вы испытывали, когда так скрупулезно просеивали свое прошлое?

Я занимался этим с большим вдохновением. Я перестроился на то, чем занимался раньше. Это доставило мне много радости, хотя я не хотел бы потратить на это всю свою жизнь. Кроме того, эта работа открыла мне глаза на некоторые аспекты моего таланта.

Что например?

Это очень странно. То, что я считал незначительным, на самом деле оказалось очень талантливым. То, в чем я считал себя настоящим мастером, оказалось так себе. Эти вещи звучат как-то мелковато. Возможно, когда бываешь о себе очень высокого мнения, на самом деле ничего особенного из себя не представляешь. По крайней мере, на такие мысли навела меня работа над этим проектом.

Сейчас подходящее время для такой работы?

Я думаю, что для такой работы не бывает подходящего времени. Это просто было необходимо сделать. Мне необходимо идти в ногу со временем. Я хочу успевать за тем, что происходит «сейчас». Я делаю Archives, чтобы люди знали, о чем я думал раньше. Чтобы не надо было гадать. Там будет все. Там будут оценки, будет хронологический порядок. В итоге я хочу, чтобы получилась четкая и хорошо организованная запись того, что я создал. Не потому, что я хочу избавиться от всего этого. Я хочу быть современным, а сейчас я отстаю от самого себя на 30 лет.

Насколько просто быть таким плодовитым автором песен, как Нил Янг?

Очень легко (смеется). Пока не начинаешь стараться им быть.

Читайте также свежие новости о рок-диве начала 80-х Сьюзи Кватро, а также о не менее известной девушке Бонни Тайлер. Девушки в рок-музыке - горячие штучки.

 

 

 
© 2017 Neil Young
Администрация
Полезные ресурсы